Наш Храм

Главная Статьи Знаменитые люди о Боге Вика и Вадим Цыгановы: "Сколько не убивали веру, все равно к вере народ идет"

Сегодня деньги вроде бы заменили все: большинству уже не до любви, не до совести, не до Родины. А это не так - есть душа, есть любовь, есть вера, есть Отечество. История России началась не в 1917 году, а с Крещения Руси. Приоритетом всегда были сохранение веры и служба Родине. Помните, как присягали в былые времена? «За веру, Царя и Отечество!»

Певицу Вику Цыганову и ее мужа, поэта, композитора и продюсера Вадима Цыганова, знают не только в России, несмотря на то что на протяжении уже многих лет Вики Цыгановой нет на телевидении. В песне «Телевидение» певица поет:

И убрали меня на Первом,
и закрыли меня на Втором,
И вообще уберут, наверно,
может, завтра, а может, потом…


Вадим и Вика счастливо живут в браке двадцать лет, венчаны более 15 лет назад, оба православные и убеждены, что Россию сегодня спасет только вера. Немногие знают, что крест из дуба возле шахты в монастыре Царственных Мучеников (Ганина Яма) подарен был обители четой Цыгановых.
Вадим в одном из недавних интервью рассказал об этом так: «Однажды было у нас паломничество в Екатеринбург к Ганиной Яме. В народе это место давно уже называют Русской Голгофой. Когда мы приехали к шахте, я был сильно потрясен осознанием происшедшего преступления. Однако само это место излучало такую благодать! Я подошел к настоятелю монастыря игумену Сергию (в миру Николаю Романову!) и спросил: "Батюшка, а можно, я сделаю для этого места поклонный крест?" Он внимательно посмотрел на меня и сказал коротко: "Делай".

Материалом для креста стал дуб, который рос на знаменитом Прохоровском поле, где на переломе Великой Отечественной войны произошло историческое танковое сражение. Его срубили в 1947 году. Когда я его купил, он был весь напичкан осколками, и пришлось вручную эти осколки вытаскивать. Крест получился мощный, высотою в четыре метра, узловатый. Когда его установили, то было очевидно, что он как будто врос в выбранное для него место.
Рассказывают, что по милости Божией известны случаи чудесной помощи людям, которые в трудные минуты своей жизни помолились у креста. Были, говорят, и случаи исцелений… Но это еще не все. Крест очень понравился архиепископу Екатеринбургскому и Верхотурскому Викентию. Какие только кресты ему не предлагали поставить на том священном месте: и железный, и каменный, даже золотой, но когда он увидел этот крест, никаких сомнений у владыки не возникло. Он и предложил мне прямо на месте шахты поставить часовенку со стеклянным полом.
Я сделал эскиз, отправил в Екатеринбург, но через какое-то время пришло сообщение о том, что Ганину Яму оставляют открытой, а мою часовенку поставят неподалеку. Я было расстроился, но смирился с мыслью, что все в руках Божиих. Часовенку поставили в низине.

И вот однажды люди обнаружили, что из-под нее течет ручеек. Оказалось, что прямо под часовенкой забил ключ».
Вадим Цыганов является также одним из авторов памятника святому апостолу Андрею Первозванному. В том же интервью он отметил: «Мне хотелось, чтобы памятник был не благостным и прихорошенным, а таким, чтобы, глядя на него, человек задумался. Задумался о себе, о России, которая за грехи наши уже распята. Я так и назвал его для себя - "Распятая Россия". Мы - живой народ, но при всем этом уже на кресте. Мы забыли, что мы - великая нация, что у нас великая и древняя культура, что сердцем России всегда была православная вера. Ф.М.Достоевский, которого очень не любят те, которые не любят нас, сказал четко: "Русский человек без веры - дрянь". Мы отказались от веры. Мы захотели демократии, а получили растление и геноцид всего русского.

Пора вставать с колен. Пора выйти из состояния апатии, равнодушия, безответственности. Душа болит, когда думаешь о том, что наши мальчишки по глупости попадают в скинхеды и прочие чуждые сборища. Видя кругом одну ложь и не имея в душе веры, им не удается устоять перед натиском жестокости и зла. Но не они наша золотая молодежь, и не Ксения Собчак. Наша золотая молодежь - это Женя Родионов, который перед лицом врага отказался снимать свой православный крест и принял мученическую смерть» (беседовала Н.Глебова, «www.rv.ru»).

Вика Цыганова около десяти раз летала в Чечню, в том числе с грузом 200. Эти поездки перевернули сознание певицы, заставили по-иному оценить окружающую действительность.
Нижеприведенные фрагменты бесед с Викой и Вадимом взяты из разных интервью и, думается, помогут нашим читателям ближе познакомиться с творчеством русской певицы Вики Цыгановой.

- Как в Вашей семье относились к вере православной?

- В то время, когда мои бабушка и дедушка были молодыми людьми, открыто исповедовать веру решались немногие, но я точно знаю, что они были людьми крещеными, православными. Известно также, что одна из моих прабабушек была глубоко верующей и набожной женщиной. Сейчас, когда я начала поминать ее в молитвах о упокоении, почувствовала, как она мне помогает. Я верю в то, что там, на Небе, она молится за меня.

- Ваша жизнь как-то изменилась после крещения?

- С того самого времени жизнь моя не просто изменилась, а четко поделилась на два отрезка: до и после моего прихода в Православие и встречи с мужем Вадимом. И это неудивительно. Какими, в большинстве своем, мы приходим ко Господу? Что приносим к стопам Его? Чаще всего - изуродованную грехами жизнь… Господь же заботливой рукой начинает счищать с нас грязь, болячки, страсти, пороки. Душа человека постепенно омывается, становится светлее и чище. Это облегчение, исцеление, освящение невозможно не почувствовать.

- В силу своей профессии Вы обязаны быть человеком «на виду». Хватает ли времени на общение с Богом?

- Был момент в самом начале моего воцерковления, когда я в течение двух месяцев ходила в храм на ежедневную Литургию. Душа звала. Но потом постепенно появилось ощущение того, что Бог всегда и везде со мной, и острая потребность как можно чаще быть на богослужении отпала. Но, тем не менее, если я хотя бы раз в неделю не побываю в храме, мне становится не по себе.

Было время, когда мне нравилось молиться в уединении. Сейчас я предпочитаю помолиться в храме, вместе со всеми. В эти часы я молюсь за себя, за людей и чувствую, что рядом кто-то молится обо мне. Это удивительно благодатное ощущение соборности, что ли... Когда я приезжаю на гастроли в незнакомые города, то ловлю себя на том, что подсознательно ищу глазами маковки церквей с крестами православными. Когда нахожу их, то вздыхаю облегченно - можно считать, что я дома.

- Если выпадает свободное время, чем занимаетесь?

- Я очень люблю заниматься рукоделием. Но главное, я занимаюсь вокалом с уникальным, на мой взгляд, певцом - Геннадием Васильевичем Трофимовым. Если помните, именно он впервые исполнил ставший впоследствии очень известным и любимым многими романс «Ты меня на рассвете разбудишь…».
У него замечательный вокальный дар, аристократический голос. К тому же он близок мне по вероисповеданию. В доме Геннадия Васильевича царит православно-христианский уклад жизни. Наши занятия мы всегда начинаем с молитвы святому Роману Сладкопевцу.

Я думаю, что и познакомились мы с ним по Промыслу Божиему. Какое-то время назад я приехала в Санкт-Петербург для участия в очередном концерте в поддержку флота. Прямо перед моим выступлением на сцену вышла рок-группа «Ленинград». Что начало твориться! На сцене нецензурная брань, за сценой крики и свист возбужденных матросов… Я звоню Вадиму, говорю, что идти на сцену страшно, дескать, как бы не запустили в меня чем-нибудь. А он кричит мне в трубку: «Ничего не бойся! С нами Бог! Помолись и выходи!»

И вдруг по радио прямо в машине, где я находилась перед выступлением, слышу голос Геннадия Васильевича Трофимова. Он запел: «Государь Император…». Дальше загрохотали сценические колонки и ничего уже не было слышно. Но в моей голове успела мелькнуть мысль: «Господи, помоги мне найти этого человека, я так хочу поучиться у него».
Так, с молитвой, я и вышла на сцену. После второй песни, смотрю, народ, стоявший перед самой сценой, вдруг перестал быть возбужденной толпой. Мальчишки в бескозырках с ленточками, которые пять минут назад, казалось, были готовы вспыхнуть от любого неосторожного слова, стояли смиренно и слушали мои песни.

- Почти во всех своих интервью, даже на самые «светские» темы, Вы хоть несколько слов, но обязательно говорите на нравственно-духовную и откровенно православную тему.

-Это радость - исповедовать Христа. Мне очень жалко людей неверующих. Они живут без Бога и мучаются в своем одиночестве. Я знаю многих людей, у которых есть все, но нет Бога в душе. Это несчастные люди.
С благословения своего духовного наставника я действительно пользуюсь каждой возможностью рассказать людям о вере, о Боге. Это, поверьте мне, большая радость! Я только всегда прошу Господа вразумить меня, как и что надо сказать людям: чтобы не наворочено было, а по-простому и доступно; чтобы человек задумался, чтобы заинтересовался жизнью православной.

- А не боитесь мести лукавого за это?

- И боюсь, и мстит! Бывает, удается с Божией помощью кого-то, к примеру, примирить - жди: обязательно в своей семье что-то не заладится. Но мы молимся с Вадимом и полагаемся на помощь Божию, на заступничество угодников Божиих. Нам многие помогают, молятся за нас. Но если совсем серьезно, то на самом деле я боюсь одного: чтобы не отвернулся от нас ангел-хранитель, чтобы Господь не покинул. Да не будет этого с нами никогда, Господи! (Записала беседу Н.Глебова, газета «Жизнь православная»)
...
- Как Вы считаете, творчество - это Божий дар или еще и тяжелый труд?

- Я уже шесть лет пою по благословению старца оптинского батюшки Илии. Шесть лет назад я приехала к нему в Оптину пустынь. Я находилась в состоянии смятения, даже некоторого отчаяния, очень долго плакала и говорила батюшке, что я не хочу заниматься этой работой. Потому что мир шоу-бизнеса несовместим с моей душой.

Особенно на это повлияла чеченская война. Однажды я летела обратно с ранеными и убитыми солдатами. И после этого я приезжаю в Москву, на какую-нибудь тусовку, где льется коньяк рекой, где люди жируют…
И вот я приехала к батюшке, со слезами, и говорила ему: «Я не могу работать». И он меня благословил, он плакал со мною вместе. Он, конечно, не слышал никогда, что я пою, и совершенно не знал, кто я. Но он провидец, обладает даром пророчества. «А про что ты поешь?» - спросил он. «Батюшка, я про Россию пою, про Андреевский флаг…» Он меня погладил по голове и сказал: «Пой еще».

- Вика, недавно Вы перенесли тяжелую болезнь, за Вас переживала вся Россия. Что помогло справиться с болезнью?

- Это была, действительно, очень тяжелая болезнь. Сначала врачи лечили меня совершенно от другой болезни. Но источник помощи - от Господа. Когда я лежала в жару, с температурой 40, под капельницей (а это несколько дней продолжалось), я чувствовала именно духовную помощь. Вы знаете, никакими деньгами, ничем этого не измерить! Я чувствовала, что меня подпитывает что-то очень мощное.
И мне сказали: в одном монастыре заказали молебен, в другом, в Оптиной пустыни, на Урале, в Ганиной Яме, везде, понимаете? (Беседовала О.Рындина, газета «Курьер»)
...
- Объясните мне, почему произошло так, что вас абсолютно нет на телевидении уже порядочное количество лет?

Вадим: А у вас не вырежут потом наш ответ на этот вопрос? Ну хорошо, я скажу. Все очень просто. Существует маленькая кучка людей, захвативших власть (а это именно так, потому что пресса и телевидение - это власть).
В основном это люди с двойным гражданством, абсолютно не любящие Россию, которые интересуются только деньгами, и причем получают их даже в других государствах. Они занимаются развалом России. Нужно обыдлить, нужно развратить - и все будет нормально.
Церковь бьет в колокола. Быть может, не вся, но самые достойные говорят, что мы катимся вниз. Причем нас упорно к этому еще и подталкивают!

Поэтому то, что сейчас нет на телевидении Вики, - и слава Богу! Потому что участвовать в этом позорище… Вся эта пропаганда секса, насилия, стяжательства! Телевизор в доме - это же хуже танка сейчас. Круглосуточное зомбирование! А скольких детишек после всей этой погани потом отвозят в психушки?

- Вам-то что говорят: Цыганова - неформат?

Вика: Русская душа никогда не была в формате. И не будет, слава Богу. Весь этот наш шоу-бизнес, все эти так называемые звезды… Я в этом во всем разобралась. И сегодня многие коллеги, которых я вижу, в мой адрес даже голову не поворачивают.
Да и на здоровье! Не хотят - не надо. Я выхожу к людям и несу те задачи, которые передо мной поставлены. Я работаю, занимаюсь просвещением, бужу те гены - здоровые, русские, - которые еще остались в наших людях. И ничто так сильно этому не способствует, как молитва и голос, поверьте.

- Но хоть с кем-нибудь приятельские отношения сохранились?

Вика: Мой нынешний круг общения в основном актерский. Я очень люблю Михаила Ножкина, Александра Яковлевича Михайлова, Чурикову, Панфилова Глеба…
Вадим: У нас очень много соратников. Именно по духу. Таким был Михаил Круг. Владимир Квачков, которого обвиняли в покушении на Чубайса, - это тоже наш близкий человек очень. Миронов Борис. Сейчас мы можем спокойно говорить с Александром Новиковым. Игорь Слуцкий наш товарищ. С духовными людьми поддерживаем отношения. Отец Герман. Со старцем из Оптиной пустыни…
Вика: Причем мы можем не видеться долго, но я четко знаю, что, например, этот человек меня всегда вспоминает в молитве, и я его вспоминаю, когда в церковь иду.

- Но из-за чего-то же коса нашла на камень?

Вика: Из-за правды.
Вадим: Людям надо читать Ильина, читать «план Даллеса» по развалу Советского Союза! Ведь, посмотрите, во власти сейчас находятся люди, которые специально туда внедрены, которые упражняются над Россией. Разве это не видно, не понятно? У них задача - обыдлить. Есть установка на всех каналах: минимум православного! А уж если и пускать, так ранним утром по выходным, когда никто не смотрит!
Мне неинтересны все эти «девятые роты», все эти бондарчуки. Это пустое, понимаете? Вот то, что беззубое патриотическое, оно и есть у нас сегодня, к сожалению, и жупел, и флаг.

- Ваши ощущения от фильма «Остров»?

Вадим: Ну это, наверно, один из самых сильнейших фильмов за последнее время. Фильм-покаяние. Мамонов… Нет слов! Все остальные, я считаю, просто переодетые. А здесь же - глубокое покаяние человека, его видно сразу. Уверен, туда Господь вмешался, в этот фильм. Ибо это невозможно просто так осмыслить и передать!

- А вы знакомы с Петром?

Вика: Нет, к сожалению. Господь нас еще не соединил. Но я читала много интервью Петра. Конечно, человек вот просто стоит на этом пути! На пути познания своей души, борьбы своей внутренней.
Вадим: Ой, вспомнил, мы же еще очень дружим с Любовью Васильевной Родионовой, только что она звонила! Мы много раз с ней в Чечню летали, это мама Жени Родионова, нашего святого солдата, которому отрезали голову тупой пилой.
Вика: Потому что он крест не снял православный. Вот таких бы людей нашему обществу побольше.

- Чем еще сейчас заполнена ваша жизнь? Какими делами, событиями?

Вика: Не знаю, нужно ли об этом говорить, но это благотворительность.
Я с детскими домами работаю, помогаю, чем и как могу. Вадюша помогает восстанавливать храмы, делает там окна, двери (А.Орлов, газета «Южноуральская панорама»).

+++

- Не страшно ездить в Чечню?

- Трудно сказать. Я знала, что должна туда приехать. Так было в первый раз, то же я чувствую и сейчас. И это чувство долга, ответственности, оно доминирует, а все остальное становится незначительным.
Первый раз я ездила в Чечню на День России в 2001 году. Родителям, помню, специально ничего не сказала, чтобы не тревожились. Они меня увидели в программе новостей. Были, конечно, в ужасе. Но потом поняли, что меня остановить невозможно: я сама дочь морского офицера, бабушка у меня казачка, муж казак. Ну как меня можно удержать? (Из интервью в Чечне, в Аргунском ущелье, Л.Самарина, журнал «Боевое братство»)

Материал для публикации подготовила А.Зуева

P.S. Использованы некоторые материалы официального сайта певицы (www.tsiganova.ru).