Наш Храм

Главная Статьи Как избежать одиночества? Беседа матушки Домники.

Сегодня я начну беседу с одной притчи. Жил один человек в доме с наглухо заколоченными окнами, и был этот человек глубоко несчастным. Ему казалось, что он один на всем белом свете. Не видел он солнца и неба, не знал, что за стенами его дома целый мир, и жил всегда в темноте и невероятной скуке. Но однажды этот человек устал так жить. Он взял инструменты и начал открывать в своем доме окна; освободил от досок одно окно, затем другое, третье. И вот всё перед ним преобразилось. Весь дом наполнился солнечным светом, а за окнами человек увидел синее небо, зеленеющие деревья, людей, идущих по улице. И радости его не было предела.

 

Что означает эта притча? Дом с заколоченными окнами – это образ одинокой души. И сегодня я хочу поговорить с вами об одиночестве.

Многие и многие люди в мире страдают от одиночества. И большинство из них думает, что одиночество происходит от неудачных жизненных обстоятельств. Вот как обычно рассуждает одинокий человек: «Рядом со мной никого нет. Нет людей, которые были бы близки мне по духу, которые бы меня поняли и полюбили». А бывают и такие помыслы: «Таких, как я, в обществе не любят. Поэтому я обречен на одиночество». Но в действительности человек бывает одинок не оттого, что рядом с ним никого нет, и не оттого, что общество его не принимает. Одиночество – это состояние души, можно сказать, недуг души. Душа одинокого человека подобна дому с заколоченными окнами. Не мир отвернулся от этого человека, а этот человек пока еще не раскрыл свою душу для мира. Прежде всего, его душа закрыта для Бога. Как дом остается темным, если не наполняется солнечным светом, так и в душе человека царит мрак и пустота, если она не наполняется Богом.

Душа одинокого человека закрыта и для ближних. Изнутри заколоченного дома не видно ни соседних домов, ни прохожих, которые, может быть, как раз хотели бы прийти в этот дом, которые нуждаются в тепле и заботе. Так и одинокая душа не видит, не чувствует ближних.

Отчего же душа может стать таким пустым и мрачным домом? Что делает человека одиноким, что отделяет его от Бога и ближних? Конечно, его грехи и страсти. Любой грех – это словно толстая доска, закрывающая окно души. И когда мы чувствуем себя одинокими, когда у нас появляются мысли: «Меня никто не любит, никто не понимает, и даже Бог отвернулся от меня», – то не будем в этом винить никого. Все причины, почему мы чувствуем одиночество, кроются в нашем собственном сердце. Мы сами своими грехами закрыли окна своей души и для Бога, и для людей. И избавиться от одиночества просто. Чем больше мы подвизаемся против греха, чем больше наше сердце очищается от страстей – тем меньше мы чувствуем себя одинокими.

И теперь мне хотелось бы немного подробнее поговорить о том, как преодолеть одиночество. Какие страсти в особенности разобщают человека с Богом и ближними? И какие добродетели сближают?
Одна из причин духовного одиночества – это самомнение и своеволие, когда человек в любой ситуации предпочитает себя: свое желание, свою волю, свое мнение.

Весь мир пребывает в страшном заблуждении: считается, будто счастье человека состоит в том, чтобы исполнялись все его желания. Но в действительности тот, кто исполняет любое свое желание, – это самый несчастный человек на свете, самый одинокий. Жизнь его вместо того чтобы наполняться радостным общением с ближними, наполняется скучными и утомительными заботами: как получить желаемое, как добиться своего. Он чувствует только себя самого, сердце его закрыто для Бога и для людей. Душа его одинока. И такой человек не избежит и внешнего одиночества. Чем больше он настаивает на своем, чем больше он требует – тем меньше люди желают общаться с ним.

Наоборот, человек, который в любой ситуации отдает предпочтение другому, который связан с ближними только услужением – такой человек никогда не бывает одинок. Он знает, что самое большое счастье – это забыть о себе и видеть ближнего, чувствовать его желания, радоваться его радостью. Внутреннее состояние такого человека очень точно описывает старец Емилиан: «Когда ты исполняешь волю ближнего и сохраняешь общность и единодушие с ним, тогда сердце твое успокаивается, и ты чувствуешь свободу, мир, радость, внутреннее ликование, ты пребываешь спокойным и тихим. Идешь отдыхать – и засыпаешь свободным, идешь молиться – и ум твой невозбранно возносится к Богу, начинаешь читать – и глаза твои источают слезы».И такой человек не только сам всегда мирный и радостный, но и дарит мир и радость всем окружающим. И конечно, все его любят, все к нему тянутся.

Помните, как говорит Господь: «Кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится». Тот, кто старается возвыситься над всеми, самоутвердиться за счет других, становится одиноким и страдает – и это страдание унижает его душу. Внешне человек может казаться вполне успешным, а внутренне он растоптан страданием своей одинокой души. Тот же, кто смиряет себя, кто всем служит, всем уступает, – тот возвышается до Небес. Как пишет святитель Николай Сербский, «не тот первый, кого видят на возвышении как можно больше людских очей, а тот, доброту которого чувствуют как можно больше людских сердец». И такого человека любят не только все окружающие его люди, но и ангелы, и лики святых. У преподобного Силуана Афонского есть прекрасные слова об этом:
«О, смиренная душа, чему уподоблю тебя? Ты горишь ярко, как солнце, и теплом своим согреваешь всех. Ты подобна цветущему саду, в глубине которого прекрасный дом, где любит обитать Господь. Тебя любят небо и земля. Тебя любят святые Апостолы, Пророки, Святители и Преподобные. Тебя любят Ангелы, Серафимы и Херувимы. Тебя смиренную любит Пречистая Матерь Господа. Тебя любит и радуется о тебе Господь».
Может ли быть одинокой такая душа? Конечно, нет.

Но как же достичь такого прекрасного устроения? Давайте вспомним несколько советов святых отцов. Например, такой совет аввы Исайи:
«Если в одной живете келье, и когда ты делаешь какое дело, позовет тебя брат твой, смотри, не скажи ему: подожди немного, дай кончу дело; но тотчас послушай его». Удивительно, как этот святой отец подмечает самые простые жизненные ситуации! Нам они кажутся мелочными, но на самом деле это и есть время подвига, время исполнения заповедей.

Вот мы заняты каким-либо небольшим делом: например, прибираемся на своей полке в келье. И в это время сестра окликает: «Помоги мне вдеть нитку в иголку, что-то у меня не получается». Что же мы сделаем? Оставим ли тотчас свое маленькое дело или попросим сестру минутку подождать? Это очень важный момент. Неслучайно авва Исайя говорит так: «Когда брат позовет тебя – смотри, не скажи: подожди немного, дай кончу дело». Смотри – то есть следи за собой, не пренебрегай этим моментом, это не мелочь! Тут проверяется твоя любовь, твоя чуткость, твоя способность забывать о себе. Скажи ближнему только одно слово: «Подожди», – и ты проиграл. Ты обнаружил черствость своего сердца, ты показал, что твое для тебя превыше всего. Приучи себя тотчас слушаться ближнего, оборачиваться на первый его оклик, прибегать на первый его зов. Это совсем малый подвиг, но велико приобретение – ты увидишь ближнего, услышишь его, сблизишься с ним.

И я хочу привести один пример из писаний преподобного Силуана Афонского, который все вы знаете: «Пришел ко мне со Старого Русика Отец Пантелеймон. Я спросил его, как он поживает, и он с радостным лицом отвечает:
- Очень я радуюсь.
- Почему же ты радуешься, — спрашиваю его.
- Все братья меня любят.
- За что же они тебя любят?
- Я всех слушаюсь, когда меня кто куда пошлет,— говорит он.
И подумал я: легок путь в Царствие Божие. Он обрел покой через послушание, которое творит ради Бога, и потому на душе его хорошо».
Вот человек, который никогда не знал муки одиночества!

Теперь вспомним еще один совет аввы Исайи: «Если ты хочешь чего, а тот, с кем живешь, того не хочет, уступи ему и откажись от воли своей, чтобы не произошло между вами спора и брат твой не был опечален». Приведу пример из нашей жизни. Одна сестра, монахиня, иногда ездит в храм на раннюю литургию, и однажды ей пришло на ум, что возить с собой форму в чехле и клобучнице неудобно. Гораздо проще с утра облачиться и так ехать. Но однажды, когда она шла из автобуса к храму в полном облачении, благочинная сказала ей: «Что же ты в мантии идешь по улице! Сними, запачкаешь». И сестра немедленно, без всяких возражений, сняла мантию и клобук и, аккуратно свернув, понесла в руках. Хотя это не принципиально, можно ездить и в мантии, но то, что она вот так мирно приняла волю другого человека – это истинно монашеский поступок. Если бы сестра возразила, отмахнулась и продолжала делать по-своему, то сколько бы у нее потом было помыслов! Вместо молитвы ее сердце наполнилось бы осуждением благочинной и самооправданием. А так, проявив маленькое самоотречение, она сохранила в своей душе мир и любовь, и молилась легко и с радостью.

У старца Емилиана есть хорошее поучение: «Пусть твоя связь с людьми ничем не будет нарушена. Как правило, наши столкновения происходят из-за самых ненужных и ничтожных вещей. Последите за собой, и вы увидите, что сколько бы раз вы не оказывались в конфликте с ближним, то это было дело мелочное. Делай то, что тебе говорит ближний, и не теряй свой мир из-за пустяков. Делай дело так, как это понимает ближний. Отталкивайся всегда от того, что думает ближний. У одного в келье уют и комфорт. Похвали его за это. Если он скажет тебе так же рачительно заботиться о своей келье, делай, как он хочет. А другой живет совсем скромно, почти убого. И если ты живешь с ним, то и ты живи скромно. Не делай то, что ты сам знаешь. Сначала испытай расположение людей, с которыми ты живешь или работаешь – и делай так же. То, как мыслят наши ближние, и есть воля Божия».

Единение с ближними достигается просто. Мы всегда соглашаемся с ними, соглашаемся не по одной только видимости – то есть лишь для того, чтобы нас не задевали, – а соглашаемся искренне, стараемся отринуть свое видение и услышать, понять другого человека. И так мы никогда не останемся в одиночестве.

Почему еще человек может быть одиноким? Одна из самых распространенных причин – это осуждение. Можно сказать, что одиночество и осуждение – это сродные недуги души. Осуждающий человек, где бы он ни оказался, всегда недоволен своим окружением. Он хочет видеть рядом с собой ближних, которые не имели бы недостатков, но таких он никогда не найдет. Интересно рассуждает об этом старец Емилиан: «Мы желаем, чтобы ближние отреклись от самих себя, превзошли себя, преодолели свои немощи, стали преуспевшими и святыми. И тогда и мы вместе с ними станем преуспевшими и святыми. Но этого не может произойти».

Самый правильный путь для нас – это самим отрекаться от себя, превосходить себя, преодолевать свои немощи. Замечено, что осуждает именно тот, кто сам не прошел путь исполнения евангельских заповедей, не познал опытно этого труда. И чтобы побороть осуждение, нам нужно приобрести такую установку: закон Божий создан лично для меня.

Я вновь хочу привести слова старца Емилиана:
«Закон Божий действует для каждого лично, а не для других. Нельзя требовать от ближнего, чтобы он исполнял закон. И если ты подумаешь: “А чего это он его не исполняет? Почему не подвизается в Божиих заповедях? Почему не делает то или другое? Да он монах или нет? Почему он так живет? Почему спит? Почему нерадивый?” – то с этой минуты ты требуешь, чтобы ближний исполнял закон Божий и тем самым разрываешь нешвеный хитон Христов, вносишь неестественное разделение во Христа. Закон имеет силу только для тебя. ТЫ его исполняешь или преступаешь».

Интересно посмотреть, как этот евангельский принцип воплощается в учении святых отцов. Давайте сравним несколько советов аввы Исайи. Например:
«Если нужно сделать какое дело, все, живущие вместе, приложите к тому руки».
И другой совет:
«Если вместе делаете какое дело и кто-либо из вас начнет уговаривать: давайте оставим это дело, – то охотно согласитесь с ним».
Чем отличаются эти два совета? Если меня просят принять участие в общем деле, – например, в уборке кельи, – то я, конечно, не буду отказываться и ни слова не скажу о своих трудностях или усталости. Но если другая сестра просит отложить это дело на завтра, потому что сегодня у нее болит голова, то я не буду требовать от нее мужества и самоотречения, но посочувствую ей и охотно с ней соглашусь.

Еще два совета:
«Будучи в гостях, телу своему не давай досыта ничего такого, что ему нравится». И второй совет:
«Если случатся странники, послужи им и подай нужное с веселым лицом. Когда перестанут кушать, скажи им во второй и третий раз: покушайте еще немного, прошу вас».
Здесь мы видим тот же подход. Если мы оказались в гостях, то неприлично для нас есть слишком много, нужно проявлять сдержанность. Но если к нам пришли гости, то наша задача – проявить искреннее гостеприимство, и мы должны позаботиться, чтобы гости насытились.

И этот принцип часто можно увидеть в наставлениях святых отцов. Мне – нельзя, ближнему – можно. Это один из главных законов духовной жизни. Я не сплю в келье днем, потому что мне это неполезно. Но другая сестра пусть спит хоть каждый день, и я не буду заходить в это время в келью, чтобы ее нечаянно не разбудить. Если на трапезе закончились фрукты, я не буду просить, чтобы для меня принесли еще. Но для другой сестры я обязательно попрошу фруктов – пусть она порадуется. Я сама могу потерпеть резкое слово, но другие сестры не обязаны терпеть меня, я буду с ними деликатна. Если мы везде и всегда соблюдаем этот принцип, то осуждению нет места в нашем сердце. Еще одно средство против осуждения – это никогда не размышлять о ближнем. Наше сердце, наш ум омрачены страстями, и если мы позволяем себе размышлять, то у нас неизбежно появляются греховные помыслы, в том числе помыслы осуждения.

Старец Емилиан очень точно описывает, как это происходит:
«Обыкновенно, когда человек рассуждает, он всех считает никуда не годными. Этот плохо работает, этот не молится, не имеет веры, у другого нет любви, упования, он не любит Бога. За малейшее время размышлений наш ум может стать местом, полным крушений, потому что невозможно, если начать рассуждать, не посчитать других негодными. И даже если я сам не знаю всех худых сторон человека, то их мне найдет сатана».

Помысел о ближнем становится отправной точкой нашего удаления от него. Чем больше мы рассуждаем о каком-либо человеке, тем все больше и больше удаляемся от него. А что же может нас сблизить? Если мы не позволяем себе ни одного помысла о ближнем, если всякий помысел мы заменяем молитвой, то естественным образом в нашей душе появляется благоговение перед ближним. Ближний становится для нас святыней. Святыне можно поклониться, ею можно полюбоваться и со страхом Божиим облобызать, но святыню нельзя грубо схватить и рассмотреть со всех сторон. Так и ближнего мы не рассматриваем, не оцениваем, не выносим на суд его достоинства и недостатки, а лишь благоговейно преклоняемся перед ним как пред образом Божиим.

Есть только один помысел о ближнем, который мы можем себе позволить. Он звучит так: что хочет мой ближний? Не нужно ли ему что-нибудь? И такое размышление нам не только дозволено, но даже и заповедано. В любой ситуации, когда мы находимся рядом с ближними, мы должны подумать об их нуждах. У аввы Исайи есть, например такое поучение:
«Когда идете вместе дорогою, внимайте во всем помыслу слабейшего между вами, имеет ли он нужду отдохнуть немного».
Смотрите, как он говорит: «внимайте во всем помыслу слабейшего между вами». То есть будьте чуткими, будьте внимательными, постарайтесь понять, почувствовать то, что чувствует другой человек. В особенности, если этот человек в чем-то слабее вас. Это очень важно. Мы привыкли вести отсчет от себя: сколько я работаю, столько и другие могут работать; мне в келье не холодно, значит, никому не холодно. И от того, что мы смотрим только на себя, возникает осуждение и разобщение с ближними. Как же этого избежать? С кем бы рядом мы ни оказались, постараемся забыть о себе и сосредоточиться на ближнем: как он себя чувствует? Чего он хочет? Постараемся уловить и исполнить его желание, прежде чем он сам об этом попросит. Когда мы понуждаем себя к этому, то сердце наше смягчается, мы перестаем осуждать. Мы сочувствуем ближним, и все они становятся нам родными.

Очень важно бороться с осуждением в самом начале, отсекать первые же помыслы. Если мы поддаемся осуждению, не боремся с ним, то наше сердце наполняется неприязнью к ближним. И эта страсть становится еще одной причиной одиночества. Многие думают, будто неприязнь возникает по объективным причинам – оттого, что ближний некрасив или недостаточно умен, или с дурным характером. На самом деле, ближний никогда не виноват в нашей неприязни. Если мы чувствуем неприязнь, то это значит, что наше сердце болеет, у нас неправильный, искаженный взгляд на ближнего.

Вот как описывает такое состояние старец Емилиан:
«Когда в нашу жизнь входит кто-то другой, мы начинаем суетиться, беспокоиться. С одной стороны, мы хотим, чтобы кто-нибудь к нам пришел, поговорил с нами, полюбил нас, заполнил собой наше одиночество. Но когда ближний реально появляется в нашей жизни, мы сразу же готовы его прогнать, осудить, побранить, сказать ему “нет” и всем своим видом продемонстрировать, что его присутствие нас обременяет. Потому что он такой, и хочет он то и делает он сё. Нас раздражают его глаза, потому что они не так смотрят, нам не нравятся его брови, потому что они слишком высоко приподняты, его нос тоже нас не устраивает – будь он хоть курносый, хоть длинный. И зачем он сделал так ногой, и зачем он это сказал, а почему он так посмотрел. Нас утомляет всё. Нам нестерпимо хочется, чтобы он поскорее ушел».
Если мы испытываем неприязнь к человеку из-за его внешности, или его манер и поведения, или из-за того, что он неправильно ставит ударения в словах или не умеет держать вилку, то все это обнаруживает наше плотское состояние. Человек духовный не замечает подобных мелочей или, точнее, не придает им значения.

Мне вспоминается один случай, на первый взгляд незначительный, но он произвел на меня большое впечатление. Это произошло, когда мы ездили к отцу Николаю Гурьянову. У отца Николая всегда было очень много посетителей и среди них самые разные люди. И вот однажды к нему пришел старичок, очень невзрачной наружности. Видно было, что он из деревни, совсем простой, плохо одетый, с каким-то лукошком за плечами. Когда он шел к отцу Николаю, то батюшка увидел его еще издали – и весь просиял от радости, начал кричать ему: «Иди, иди скорей сюда!» – хотя этот старичок даже не был ему знаком. Сердце отца Николая было переполнено любовью к ближним, и он за самой простой наружностью видел в человеке образ Божий.

И когда мы понуждаем себя не обращать внимания на мелкие недостатки ближних, то нам открываются их добродетели, красота их души. Мы замечаем, как много вокруг нас прекрасных, достойных людей. Я хочу привести один пример из нашей жизни. Одна сестра чувствовала неприязнь к другой из-за того, что та казалась ей грубоватой и простоватой. И она скорбела оттого, что у нее в душе такое не евангельское чувство, ей хотелось полюбить сестру. И по совету духовника она стала делать так: всякий раз, когда она видела эту сестру, то низко кланялась ей. А если возникали помыслы неприятия, то она с особенным усердием и покаянием произносила Иисусову молитву. Через некоторое время она почувствовала, что ее сердце очистилось от неприязни. Ей открылись добрые черты сестры, которых она раньше не замечала. Она увидела в ней силу характера, самоотверженность, любовь к ближним. И она настолько расположилась к этой сестре, что теперь всегда особенно охотно общается именно с ней и радуется, когда оказывается вместе с ней на общих послушаниях.

Иногда мы испытываем неприязнь к людям из-за того, что они как будто бы плохо к нам относятся. «Этот человек всегда смотрит на меня хмуро. А этот – никогда со мной не здоровается», – так мы думаем. Но заглянем в свою душу. Причина, из-за которой человек холоден к нам, скорее всего, кроется в том, что мы первые проявили к нему холодность или худо подумали о нем, и он это почувствовал. Вот как пишет об этом праведный Иоанн Кронштадтский: «Наши душевные расположения, даже не выражаемые внешними знаками, сильно действуют на душевное расположение других. Это бывает сплошь и рядом, хотя не все замечают это. Я сержусь или имею неблагоприятные мысли о другом: и он это чувствует и равным образом начинает иметь неблагоприятные мысли обо мне. Есть какое-то средство сообщения наших душ между собою».

Неприязнь людей друг к другу – это некий призрак, состоящий из случайных помыслов. Как правило, никаких серьезных оснований для неприязни нет. А просто один человек нечаянно посмотрел на другого хмуро, и тот ответил ему холодным взглядом – и вот теперь они оба боятся и избегают друг друга. И не знают они, какая близость между их душами, как крепко они могли бы полюбить друг друга, если бы не обращали внимания на случайные слова и взгляды.
И сколько было таких случаев: двое людей смотрят друг на друга с неприязнью, но вот один решается преодолеть эту тихую вражду. Он борется с помыслами неприязни и деятельно проявляет свою любовь – в улыбке, в добром слове, в какой-либо помощи. И вот другой тоже откликается, смягчается, и они становятся близкими и родными людьми.

Мне хочется зачитать один трогательный пример из творений святителя Николая Сербского:
«Рассказывал один крестьянин: “Между мной и соседом выросла вражда, словно терние: в глаза друг другу не могли смотреть. Как-то зимней ночью мой маленький сын читал мне вслух Новый Завет, и, когда он прочитал слова Спасителя: “благотворите ненавидящим вас”, я крикнул ребенку: “Хватит!” Всю ночь я не мог заснуть, все думал и думал. Как мне исполнить эту заповедь Божию? Как мне сделать доброе дело для своего соседа? И однажды услышал я из соседского дома громкий плач. Расспросив, я узнал, что налоговые власти угнали у моего соседа весь скот, чтобы продать его за долги. Как молния пронзила меня мысль: вот, дал тебе Господь возможность сделать добро соседу! Я бегом в суд, заплатил налоги за человека, который ненавидел меня больше всего на свете, и вернул его скотину обратно. Когда он об этом узнал, то долго в задумчивости ходил вокруг своего дома. Когда стемнело, он окликнул меня по имени. Я подошел к изгороди. - Зачем ты звал меня? – спросил я его. Он разрыдался мне в ответ и, не в силах выговорить ни слова, плакал и плакал. И с тех пор мы живем в большей любви, чем родные братья».

Для всех людей естественно – любить друг друга. Такими создал нас Бог – любящими. И, конечно, мы в нашем сестринстве тоже все очень любим друг друга. Иначе просто не может быть! А если между нами встают помыслы неприятия, то мы должны понимать, что это неестественно, это чуждое вмешательство в нашу жизнь, исполненную любви и мира. Враг воздвигает преграды между нами, но эти преграды очень легко устранить. Они исчезают, как дым, когда мы исполняем евангельские заповеди в отношении друг к другу.

Вообще, одиночества не может быть там, где исполняется Евангелие. Что бы ни случилось, какие бы ни происходили недоразумения между людьми, какие бы у них ни были характеры, пусть даже самые несовместимые – если они стараются соблюдать заповеди Христовы, то между ними будет единство и любовь. Подумаем, что означают слова Спасителя: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них»? Их можно понимать так: когда люди, собравшись вместе, общаются в евангельском духе, тогда Христос благословляет и освящает их содружество, и Сам вселяется в их сердца.

И наоборот, даже если по складу характера и по интересам люди очень близки, но они общаются не по-христиански, руководствуются не заповедями, а страстями, то между ними никогда не будет истинного согласия, потому что нет посреди них Христа. И каждый из них останется одиноким.
Сегодня мы рассмотрели несколько причин, из-за которых люди бывают одиноки, разобщены друг с другом и с Богом. В следующий раз мы продолжим эту тему.

А сегодня в завершение беседы мне хочется рассказать вам об одном человеке, который никогда не знал, что такое одиночество. Ему посвящена одна из бесед старца Емилиана. Это был сельский священник, всю жизнь проведший в одном из небольших селений в Греции. Его звали отец Димитрий, он был человек простой, малограмотный. Но сердце его было широко раскрыто для ближних и преисполнено любви. Он разделял свое бытие с бытием всех, кто его окружал, расточал себя на всех. Как рассказывает старец Емилиан, батюшка Димитрий бежал на помощь к каждому человеку, за всё считал себя ответственным. Едва что-то случалось в селении, он брал посох и говорил себе: «Поторапливайся, отец Димитрий, опять диавол вселился в нашу деревню». Он сердился на себя, когда забывал чьи-то имена во время молитвы и тогда шептал: «О здравии начальника автобусной станции… и того врача…» И за его открытое, любвеобильное сердце Господь слушал его так, как слушает Он великих святых. Однажды отец Димитрий потребовал от святого Георгия, чтобы вновь забил высохший источник в деревне. И когда вода забурлила, то просто сказал: «Ага, святой Георгий, ну спасибо, благодетель ты наш!» Дерзновение его было таково, что он нередко обещал своим духовным чадам: «И после смерти я буду приходить к вам и помогать. Как позабуду я своих духовных чад!»

И я желаю всем нам, чтобы мы подвизались в любви друг к другу, чтобы мы расточали себя друг для друга, и тогда сердца наши расширятся и в каждой из нас будет пребывать Сам Бог, по слову Апостола: «Бога никто никогда не видел. Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас».

источник